Это мы - русскоязычная диаспора ОАЭ!

Знаете ли вы, что первый аукцион необычных автомобильных номеров был проведен дорожной полицией Дубая в июне 2002 года и принес его создателям более 4 млн долларов прибыли.

РћРїСЂРѕСЃ

Повлияют ли события в регионе на рынок недвижимости ОАЭ? (голосов: 125)

  • Да, конечно - 53 (42%)
  • Нет - 10 (8%)
  • Эмираты РѕС‚ этого только выиграют - 31 (25%)
  • РЇ РїРѕРєР° РЅРµ думал РѕР± этом - 1 (1%)
  • РќРµ знаю - 2 (2%)
  • РњРЅРµ РІСЃРµ равно - 9 (7%)
  • Частично повлияют - 19 (15%)
Ноябрь 2018
Пн5121926
Вт6132027
Ср7142128
Чт18152229
Пт29162330
Сб3101724
Вс4111825

Ближний Восток!

Аналитика и комментарии

«Красный паша Аравии»

16:20 - 27 января 2008 года

«Красный паша Аравии»
(страницы истории)


Аравийцы называли его Красным пашой. Король Абдельазиз ибн Абдуррахман ибн Сауд считал его своим другом. Он показывал будущему саудовскому королю Фейсалу Кремль. Он стал первым советским послом (полпредом), совершившим паломничество по святым местам ислама. Его имя носят улицы в четырех городах, его богатая событиями жизнь воссоздана на сцене и в экспозиции персонального музея. Фортуна вознесла его – батрака и углекопа на высокую дипломатическую орбиту – а затем низринула в расстрельный подвал на Лубянке.

70 лет назад – 10 января 1938 года пуля палача прервала жизнь Керима Абдрауфовича Хакимова - советского дипломата, ставшего первым полномочным представителем СССР в Саудовской Аравии и Йемене. В 1956 был полностью реабилитирован решением военной коллегии Верховного Суда СССР.

К. А. Хакимов родился 28 ноября 1892 г. в деревне Дюсянево, расположенной на границе Башкирии с Оренбургской областью. С 12 лет стал работать батраком в хозяйстве соседнего бая. В 14 лет покинул родную деревню и отправилося на заработки. За годы скитаний он работал дворником, поводырем слепых, половым в трактире, рабочим-путейцем, чернорабочим, забойщиком на угольной шахте, испробовал свои силы в других профессиях. Попутно учился в нескольких медресе, изучал Коран и арабский язык.

В гражданской войне К. Хакимов сражался с белоказаками атамана Дутова на Урале, участвовал в создании мусульманских частей Красной Армии, работал губернским комиссаром народного просвещения, секретарем ЦК Туркестанской, позднее - ЦК Бухарской компартии. Некоторое время ему довелось воевать и работать под руководством В. В. Куйбышева, который рекомендовал кандидатуру Хакимова для работы на дипломатическом поприще.

Свою дипломатическую деятельность К. А. Хакимов начал в 1920 г., когда стал заместителем полномочного представителя РСФСР В. В. Куйбышева в Бухарской Народной Советской Республике. В 1921 г. Хакимов получил новое назначение - в Персию, на должность генерального консула РСФСР в г. Мешхеде. Хакимов самостоятельно выучил фарси, говорил на французском, итальянском, турецком языках. В мае 1923 г. Хакимов был назначен генеральным консулом СССР в Реште (Иран).

В январе 1924 г. он был отозван в Москву, где вскоре получил новое ответственное назначение - стал первым генеральным консулом СССР в Королевстве Хиджаз на Аравийском полуострове.

Еще в декабре 1922 г. в ходе работы Лозаннской конференции состоялась встреча наркома иностранных дел РСФСР Г. В. Чичерина с представителем короля Хиджаза Х. Лутфаллой, на которой была достигнута договоренность об установлении дипотношений. 24 апреля 1924 г М. И. Калинин подписал верительные грамоты, назначавшие К. А. Хакимова дипломатическим агентом и генеральным консулом СССР в Хиджазе.

В конце июля Хакимов вместе с семьей и работниками генконсульства прибыл в Джидду. Советскому представителю как мусульманину было разрешено вручить свои верительные грамоты королю Хиджаза Хусейну из династии Хашимитов в Мекке, что он и сделал 9 августа 1924 г. Миссия СССР в Джидде стала первым официальным представительством Советского Союза в арабских странах.

В то время энергичный и волевой правитель султаната Неджд Ибн Сауд начал войну с Хиджазом с целью объединения большей части Аравии под своей властью. В этой связи Чичерин в письме от 14 ноября 1924 г. поставил перед Хакимовым следующую задачу: «Сохраняя дружественные отношения с Хиджазом... не упускать случая войти в контакт с новой силой Аравии - Ибн Саудом… Наши интересы в арабском вопросе сводятся к объединению арабских земель в одно государственное целое. Если Ибн Сауд будет вести политику объединения арабов - это будет соответствовать нашим интересам».

В декабре 1924 г. войска Ибн Сауда вступили в Мекку. Положение Хакимова, аккредитованного при противнике Ибн Сауда, стало довольно затруднительным. Это хорошо понимал Чичерин. В своей инструкции, направленной Хакимову 17 марта 1925г., он писал: «В близких, кажется, к развязке хиджазских событиях нам нужно прежде всего строить нашу тактику так, чтобы сохранить наше агентство и генконсульство в «святой земле».

Выполняя указания Чичерина, Хакимов совершил поездку в Мекку, где сумел встретиться с Ибн Саудом. В своем письме Хакимову от 19 июля 1925 г. Чичерин высоко оценил результаты этой встречи. «Столь удачно организованная и проведенная Вами поездка в Мекку, - писал Чичерин, - значительно обогатила нашу информацию о действительном положении Ибн Сауда и его намерениях…».

В декабре 1925 г. войска Ибн Сауда заняли Джидду, а в начале 1926 г. он принял титул «короля Хиджаза, султана Неджда и присоединенных областей», основав государство, которое позднее с сентября 1932 г. стало именоваться Королевством Саудовская Аравия. 16 февраля 1926 г. Советский Союз первым признал новое государство на Аравийском полуострове.

В этот день дипломатический агент и генеральный консул СССР в Хиджазе К. А. Хакимов с риском для жизни, лично управляя автомобилем с советским флажком на капоте, сумел под обстрелом проехать по пустыне от Джидды до лагеря Ибн Сауда и вручить ему официальную ноту, в которой говорилось: «Правительство СССР, исходя из принципа самоопределения народов... признает Вас королем Хиджаза, султаном Неджда и присоединенных областей. В силу этого Советское правительство считает себя в состоянии нормальных дипломатических отношений с Правительством Вашего Величества». В ответной ноте Ибн Сауд выразил свою «полную готовность к отношениям с правительством СССР и его гражданами, какие присущи дружественным державам».

Позиция правительства СССР, первым признавшего государство Ибн Сауда, имела важное значение для укрепления международного положения Саудовской Аравии. Хакимову удалось превратить отца-основателя Саудовской Аравии в стратегического партнера СССР, добиться доступа советских товаров на местный рынок, организовать пароходное сообщение с Одессой. Успешно справившись с налаживанием политического диалога с королем Ибн Саудом, советская дипломатия постаралась подвести под установившиеся политические отношения торговый бизнес и укрепить позиции СССР в Аравии.

В 1927 г. в г. Джидду прибыли три партии товаров из Одессы – сахар, мука (кстати, местные старики еще долго называли муку высокого качества “москоби” – “московской”). Стремясь быстро сбыть их, советские торговые агенты пошли на снижение цен, что не могло не раздражать местных купцов, продававших те же товары, закупленные у Великобритании, дороже. К тому же, советские поставки имели нерегулярный характер. Например, срок первого контракта на поставку крупной партии керосина и бензина из-за нерасторопности советских торговых организаций был сорван. В городе Джидде остановились машины, закрылась почта. Из положительного фактора в советской политике контракт стал прямо противоположным.

С середины 1929 по январь 1932 Хакимов работал в Йемене. В 1990 г. посол СССР в Йеменской Арабской Республике В. В. Попов, характеризуя работу К. Хакимова в Аравии, писал: «То, что сделал этот человек как дипломат, как представитель нашей страны, трудно переоценить. Именно в результате в значительной степени его личного вклада был заложен фундамент отношений молодого советского государства с арабским миром... Благодаря глубокому знанию истории, традиций, обычаев арабов, необычайному такту, умению расположить к себе людей, Хакимов пользовался у йеменцев и саудовцев огромным уважением... Арабским он владел превосходно, даже арабы поражались его умению столь глубоко, витиевато и чисто «по-арабски» излагать мысли. Читать написанные его рукой документы - одно наслаждение: так грамотно, так профессионально они написаны и такой сочный, выразительный язык. Он был вхож во дворцы, и его с радостью встречали бедняки в своих лачугах, его дом всегда был полон гостей - приходили и купцы, и приближенные королевской семьи, и простой люд».

В январе 1932 г. К. А. Хакимов отбыл из Йемена на родину. В мае 1932 г. в СССР прибыла с визитом правительственная делегация Хиджаза, Неджда и присоединенных областей. Делегацию возглавлял сын Ибн Сауда, наместник Хиджаза эмир Фейсал, исполнявший обязанности министра иностранных дел. По указанию руководства НКИД Хакимов, как бывший советский представитель в Хиджазе, выехал встречать эмира на советско-польскую границу. По прибытии в Москву Фейсал в сопровождении Хакимова был принят М. И. Калининым в Кремле, а также провел переговоры с К.Е.Ворошиловым, комиссаром обороны.

Осенью К.Хакимова начал учебу в Институте красной профессуры на отделении мирового хозяйства и мировой политики. По окончании учебы в 1935 г. К. А. Хакимов был назначен полномочным представителем СССР в Саудовской Аравии. Его возвращение на Аравийский полуостров привело к оживлению советско-саудовских отношений. Авторитет Хакимова при дворе Ибн Сауда, его кипучая энергия и умение находить ключ к сердцам арабов привели к тому, что между СССР и Саудовской Аравией возобновился политический диалог, а арабские купцы снова стали обращаться с конкретными деловыми предложениями.

6 сентября 1937 г. К.Хакимов был отозван в Москву, по прибытии 11 ноября был арестован на основании ложного доноса одного из сотрудников полпредства, обвинен в шпионаже на несколько стран и репрессирован. Король Ибн Сауд был очень расстроен отзывом Хакимова и заявил, что не желает другого советского посла. В ответ Москва 13 апреля 1938 г. приняла решение об упразднении полпредства СССР в Саудовской Аравии. 11 сентября 1938 г. все сотрудники советской миссии покинули Джидду. Ключ от дома, где находилась советская миссия, еще несколько лет хранился в мэрии Джидды.

Когда в Каире в 1943 г. открылось посольство СССР, король Абдульазиз направил своего советника Абдуллу выяснить судьбу Красного паши. Абдулла – это, на минуточку, принявший ислам британец Ким Филби, отец знаменитого советского разведчика.

Формально советско-саудовские отношения не были разорваны. 17 сентября 1990 г. СССР и Саудовская Аравия приняли решение возобновить обмен дипломатическими представительствами на уровне посольств.

Роль Керима Хакимова в становлении советской дипломатии в Аравии Востоке достойна памяти. На его родине, в Башкортостане, в деревне Дюсянево существует музей, посвященный жизни и деятельности К. А. Хакимова. В Оренбурге, Бухаре, Ташкенте и Уфе есть улицы, названные его именем, На сцене Башкирского драматического театра с неизменным успехом с 1982 г. шла опера, либретто которой было написано башкирским драматургом Н. В. Асанбаевым «Красный паша», рассказывающая о работе К.А. Хакимова в Аравии.

Копировать в блог     Сообщить новость

Обсудить в форуме Обсудить в форуме   RSS-формат RSS-формат

Постоянный адрес статьи:
http://www.russianhome.com/news/1201440052.shtml

Внимание! Никакая часть этой статьи не может быть вопроизведена иначе как с письменного согласия редакции Русского Дома.


© 1999-2012 гг. Русский Дом - http://www.RussianHome.com